Последние комментарии

  • Владислав Малиновский13 июня, 16:46
    Провокаторов и заказчика под статью и пусть парятся на нарах. Ментовской безпредел должен уйти в прошлое.С Ивана Голунова снято обвинение
  • Владислав Малиновский13 июня, 16:39
    Редкостная сволочь и отъявленный мерзавец этот Потрашенко, посадить и лучше на кол.Петру Порошенко впору сушить сухари
  • valis rugtajs12 июня, 9:11
    А Соловьёв сказал, что у него дома нашли целую драглабораторию. Соврал? С Ивана Голунова снято обвинение

Вмешается ли Россия в ливийский конфликт?

 


Кто такой Халифа Хафтар и почему мы узнали о нем так много только сейчас? 75-летний фельдмаршал начинал свою карьеру в военной академии в Бенгази, где и познакомился с будущим лидером страны Муаммаром Каддафи. Они стали соратниками. Хафтар принял активное участие в государственном перевороте, который и привел к власти сослуживца.
Долгое время Хафтар был правой рукой полковника. В частности, в 1987 году ливийские войска воевали в Чаде под командованием будущего фельдмаршала. Именно этот конфликт и стал яблоком раздора между старыми друзьями. Подразделения Хафтара были разгромлены, погибли тысячи ливийских солдат, а полководца вместе со штабом взяли в плен. Что же сделал полковник Каддафи? Он фактически предал своего старого друга, публично отказавшись от него. После такого поворота Хафтар назвал полковника личным врагом и в 1988 году встал на сторону Национального фронта спасения, который в те времена базировался в Чаде. После выхода из тюрьмы Хафтар едва успел унести ноги – Каддафи организовал переворот в Чаде, в итоге которого под удар попали все функционеры фронта спасения. Несколько лет будущему фельдмаршалу пришлось путешествовать по Африке. В начале 1990-х годов он оказался в США. Злые языки утверждают, что прошло это не без помощи Центрального разведывательного управления Соединенных Штатов. На родину Хафтар вернулся только в начале знаменитой ливийской заварушки 2011 года, когда восстание обрекло режим Каддафи на медленную смерть.

Отдельной историей Хафтара является его связь с Россией – в конце 70-х годов он проходил курсы «Выстрел», а в 1983 году был слушателем академии имени М. В. Фрунзе. Как полагается любому высокопоставленному арабскому офицеру современности, Хафтар неплохо знает русский. О своих симпатиях к России он рассказал французам из еженедельника «Журналь де Диманш», однако тут же оставил открытой дверь для администрации США в рамках борьбы с джихадистами. Это также является хорошим тоном в среде высокопоставленных арабских военачальников. Хафтар бывал и в Москве, лоббируя сделку «Роснефти» и ливийского «NOC», а 2 марта 2017 года посетил авианосец «Адмирал Кузнецов».

С 2015 года Хафтар является главнокомандующим Ливийской национальной армией, которая в эти часы и штурмует столицу Триполи. в 2016 году бывшему соратнику Каддафи парламент Ливии дарует высокопарный титул фельдмаршала. Во многом это стало следствием успешной операции в Бенгази, когда войска Хафтара выбили из города террористов и сочувствующих им джихадистов. Сейчас же основной противоборствующей силой на пути к власти в Ливии у войск фельдмаршала стоит Правительство национального единства, признанное ООН. Но силы далеко не на стороне этой армии – подразделения Хафтара в несколько раз превосходят формирования официальной Ливии. Поэтому фельдмаршалу даже не придется договариваться с лидером «Правительства национального единства» Фаизом аль-Сараджа – слишком разные весовые категории. Страна уже давно находится в состоянии неуправляемого хаоса двоевластия, когда мелкие вооруженные группировки терроризируют местное население, вступая между собой в кровопролитные стычки. И в этой ситуации армия Хафтара вполне может принести некую стабильность в политическую атмосферу региона. На стороне фельдмаршала и его армии временный кабинет министров Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани, действующий на востоке страны совместно с избранным парламентом. Сейчас для большинства боевых подразделений Ливии Хафтар является мятежником и врагом номер один. Вопрос в том, смогут ли они сплотиться перед лицом угрозы? Как показывает практика последних дней, верить в это приходится все меньше и меньше. До центра Триполи бойцам Хафтара осталось всего 10 километров. "Наша цель — обезопасить столицу, мы стремимся избегать расширения боевых действий, а план армии не выходит за рамки борьбы с терроризмом в Триполи", – именно так охарактеризовал свою позицию бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари (официальный представитель «мятежников») 4 апреля, когда фельдмаршал отдал приказ своим войскам наступать на столицу. Он отлично понимает, что в таком слаборазвитом государстве, как Ливия, захват столицы и ключевых аэропортов будет равнозначен захвату всей страны. При этом бригадный генерал вспомнил НАТО, операцию восьмилетней давности, которая привела к тому самому хаосу безвластия. О том, что Хафтар сражался против Каддафи в той игре, Ахмед аль-Мисмари забыл упомянуть.

Какова же позиция России в этом конфликте и может ли рассматриваться сценарий нашего вмешательства в его ход? Сейчас правительство занимает выжидательную позицию, при этом открыто не критикуя ни одну из сторон конфликта. «С российской стороны была подтверждена принципиальная позиция в поддержку политических методов решения всех спорных вопросов в ливийском обществе и предпринимаемых на этом направлении посреднических шагов со стороны ООН и спецпредставителя ее генерального секретаря по Ливии Саляме. Также была подчеркнута необходимость консолидации усилий в борьбе с терроризмом и экстремистской идеологией» (именно так Министерство иностранных дел РФ прокомментировало ситуацию вокруг Триполи). А несколькими часами ранее Сергей Лавров вообще возложил ответственность за такое развитие ситуации на НАТО с их необдуманной агрессией по отношению к Ливии в прошлом. Такая позиция России была очень горячо одобрена в Ливийской национальной армии, мнение которой озвучил упоминаемый бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари. Сейчас влияние нашей страны на конфликт в Ливии очень умеренное: Россия поставляет незначительное количество запасных частей армии Хафтара, изредка ограничиваясь четко выверенными заявлениями.

Все отлично понимают, что Триполи пока далеко до падения, и влияние фельдмаршала может сойти на нет буквально в течение нескольких суток. При этом Хафтар практически открыто просит помощь у России, предлагая взамен как минимум размещение военных баз на территории новой Ливии. Но вот его неоднозначная биография — биография человека, который успел послужить многим хозяевам, очевидно, удерживает РФ от решительных шагов.

Сейчас мы твердо стоим на идее мирного урегулирования сложившейся ситуации. Однако в ход пошла боевая авиация — под удары попали войска Хафтара, расположенные в захваченном ранее районе Гарьяна. Сейчас аль-Мисмани комментирует удары авиации официально признанного ООН Триполи следующими фразами: «Мы избегаем использования авиации, чтобы гарантировать безопасность граждан и их имущества в битве за Триполи. Мы подготовили досье пилотов, которые наносят удары и которые будут в будущем привлечены к ответственности». Насколько авиации Ливийской национальной армии хватит терпения и когда она все-таки обрушит ответные удары, остается только гадать. Более или менее отчетливым остается одно: Россия в ближайшее время напрямую вмешиваться в конфликт не будет, как бы этого ни хотели силы по обе стороны противостояния. Сейчас на повестке дня первыми вопросами стоят истории с Сирией и Венесуэлой, и дальнейшее распыление сил не в интересах правительства.
Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх